• Главный винтажный магазин •
Вернуться

От русских цветов до турецких огурцов

Это платье Saint Laurent Rive Gauche из начала 80-х: отрезное по линии талии, с расклешенной юбкой и воротником-галстуком, стало главным силуэтом рубежа 70-х и 80-х

b8325f89046b032014ea925cf0bef090.jpg

Это платье Saint Laurent Rive Gauche из начала 80-х: отрезное по линии талии, с расклешенной юбкой и воротником-галстуком, она стало главным силуэтом рубежа 70-х и 80-х. У Ива Сен Лорана оно будет повторяться из коллекции в коллекцию prêt-à-porter, с разными вариациями, в разных тканях, но неизменно с разными принтами: от русских павлово-посадских цветов до турецких огурцов-пейсли. В похожих платьях будет расхаживать мама Вик в исполнении Бриджит Фоссе в первом «Буме» 1980-го года, платье похожего силуэта мы увидим на Катрин Денев в фильме «Голод» 1983-го. Но началось все немного раньше – а именно 26 июля 1976 года в отеле InterСontinental, где была показана коллекция haute-сouture осень-зима 1976/77, названная Opéra-Ballets Russes, то есть «Русские оперы и балеты».

d77e61be7cfacb32484bb35f71a2dba3.jpeg
Yves Saint Laurent, «осень-зима 1976–1977»

Вернее, еще раньше, когда примерно за полгода до этого Ив Сен Лоран, сидя в одиночестве на своей вилле в Марракеше, примерно 6 недель лихорадочно рисовал эскизы будущей коллекции, перемежая алкоголь кокаином, а кокаин – амфетаминами. Собственно, это был тот самый «темный» период Сен Лорана середины 70-х, когда он встретил Жака де Башера, денди и светского персонажа с разнообразными артистическими наклонностями, многолетнего партнера Карла Лагерфельда. Роман с ним сопровождался самыми дикими выходками и чуть не разрушил Ива Сен Лорана физически и морально. Именно тогда, весной 1976 года Пьер Берже, не выдержав всего этого, ушел от Сен Лорана и больше уже никогда не жил с ним вместе. Но в результате на свет появилась эта знаменитая коллекция, которая оказалась последней его великой коллекцией – и одной из самых важных коллекций в моде XX века. После нее было еще несколько довольно тяжеловесных коллекций в схожем пышном стиле – «Оммаж Пикассо и Дягелеву» 1979-го года, «Шекспир и поэты» 1980-го – но силы и славы «русской» коллекции, стилеобразующей и концептуальной, они уже не имели. И вообще, Ив Сен Лоран никогда больше не достигал такой силы воздействия на современную моду – от кутюра до уличной моды – и следующие 25 лет стали долгим, но неизбежным закатом.

b925d25c0a5b20e5f5bce430c74e87ab.jpg
Ив Сен-Лоран в Марракеше, 1970-е годы

Вернувшись из Марракеша, Ив Сен Лоран тут же оказался в Американском госпитале в Нейи в состоянии невроза и глубокой алкогольно-наркотической депрессии. Существует множество воспоминаний его сотрудников о том, как на этапе финальной подгонки коллекции он приезжал на несколько часов из клиники практически в состоянии астенического синдрома, чтобы довести все до ума и подготовить показ. Дело в том, что этот показ был знаменателен и сам по себе: его впервые решено было провести не в салонах дома, как это обычно было принято у всех до сих пор, а вне его стен – в отеле InterСontinental, где с тех пор и проходили все кутюрные показы YSL, исключая последний, 2002 года в центре Помпиду. Сам Сен Лоран рассказывал потом в своем легендарном интервью Le Figaro, что на показ его привезли под расписку из клиники буквально из-под капельницы, и сразу после финального поклона под сумасшедшие аплодисменты публики, он сел в машину и вернулся в клинику.

eb1b70bf9604a04f099185f02668fc57.jpg
Лулу де ла Фалез и Ив Сен-Лоран, 1974 год

Коллекция Opéra-Ballets Russes связана не только с увлечением Ивом Сен Лораном русской культурой – и особенно костюмами Льва Бакста для дягелевских «Русских сезонов» – но с вполне конкретным знакомством Сен Лорана и Берже с Лилей Брик в середине 70-х (она постоянно бывала в Париже, в том числе в гостях у своей младшей сестры Эльзы Триоле, жены знаменитого поэта Луи Арагона), для которой он потом специально будет делать наряды и присылать ей их в Москву.

3bf5227bbc052921bfeb89e67204ae32.jpg
Yves Saint Laurent, «осень-зима 1976–1977»

Эта коллекция стала настоящим взрывом – после нескольких довольно аскетичных сезонов однотонного торжества мужской классики в женской моде тут вдруг появилось сразу все: яркие открытые цвета, все оттенки драгоценных камней, цветочные принты, фольклорные мотивы, пышные объемы, мех, вышивки, аппликации, фактурные ткани вроде бархата и парчи. Этого мощного импульса «византийской роскоши», как писала тогда французская пресса, хватило на много сезонов вперед. И почти все 80-е в коллекциях prêt-à-porter все еще, как эманации далекой звезды, появлялись бархатные болеро, отделанные позументом, пальто с двумя рядами блестящих пуговиц, как на гусарских доломанах, короткие стеганые тужурки из набивного ситца и вот такие вот платья из ткани с декоративным узорами, цветочными или этническими. И как не далеко, на первый взгляд, такое вот вполне сдержанное платье от театрального великолепия нарядов из коллекции Opéra-Ballets Russes, идея этих цветов и этих складок на юбки – именно там.

94e526d6e890984505ebb248048de5d7.jpg
Yves Saint Laurent, «осень-зима 1976–1977»

Эти платья, особенно из тонкого шерстяного крепа, идеально вписываются в любой гардероб. Лучше всего носить их с жокейскими сапогами, или сапогами-милитари, или гибридом того и другого – например, классическими высокими сапогами Ann Demeulemeester. Но они отлично смотрятся и с широкими сапогами на каблуке, а с кроссовками составляют классический дуэт, много раз уже опробованный всеми героинями стрит-фэшн и ставший буквально штампом современной моды, но все еще не потерявший своей привлекательности.
Всяческие реинкарнации этого платья мы наблюдаем уже несколько сезонов – например, такие платья сделал Кристоф Лемер в прошлоголней зимней коллекции для Hermès, с фольклорными мотивами, отрезной талией и свободной юбкой. Но, конечно, аутентичные, ивсенлорановкие – самые замечательные и неповторимые, и выглядят они совершенно особым образом.

бренды из статьи

Автор: Елена Стафьева

24.02.2014

Поделиться с друзьями
От русских цветов до турецких огурцов

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо